Города Израиля
Достопримечательности
Храмы
Природа
История Израиля
Сионизм
Образование и наука
Культура Израиля
Вооруженные силы
Знаменитости
в начало | карта сайта | о проекте
Война Судного дня
Война Судного дня

Война Судного дня

Война Судного дня
 Древняя история
 Античный период
 Средние века и Новое время
 Новейшая история

Война Судного дня

Война Судного дня

Война Судного дня - военный конфликт между рядом арабских стран, с одной стороны, и Израилем, с другой. Началась 6 октября 1973 год с нападения Египта и Сирии и завершилась через 18 дней их поражением; при этом обе стороны понесли значительные потери.

Война готовилась долго и тщательно, и началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур. Армии пересекли линии прекращения огня на Синайском полуострове и Голанских высотах, и начали продвижение вглубь Израиля.

Внезапный удар принёс свой результат, и первые двое суток успех был на стороне египтян и сирийцев, но во второй фазе войны чаша весов начала склоняться в пользу Израиля - сирийцы были полностью вытеснены с Голанских высот, на Синайском фронте израильтяне "ударили в стык" двух египетских армий, пересекли Суэцкий канал (старую линию прекращения огня) и отрезали 3-ю египетскую армию от баз снабжения. Вскоре последовала резолюция ООН о прекращении огня.

Синайский фронт

После пересечения Суэцкого канала высадившиеся на Синае египетские войска не продвигались вперёд слишком далеко, чтобы не выйти из зоны действия ракетных батарей ПВО, оставшихся по ту сторону канала, и не остаться, таким образом, беззащитными перед израильскими ВВС. Египтяне помнили, что в Шестидневную войну ВВС Израиля буквально разгромили неприкрытые с воздуха арабские армии, и не хотели повторения того же сценария. Вот почему после 1967 года Египет и Сирия начали массовую установку приобретённых в Советском Союзе зенитных батарей ПВО на территориях, примыкающих к линии прекращения огня. Против этих новых установок израильские ВВС были фактически бессильны, так как их самолёты не имели никаких средств для борьбы с этим видом ПВО.

Чтобы отразить ожидаемую израильскую контратаку, египтяне оснастили первую волну своих наступающих войск беспрецедентным количеством переносных противотанковых установок: противотанковых гранатомётов РПГ-7 и более совершенных ПТУР "Малютка", позднее хорошо зарекомендовавших себя в отражении израильских танковых контратак. Каждый третий египетский солдат нёс на себе одно из противотанковых средств. Историк и журналист Авраам Рабинович пишет: "Никогда прежде противотанковые средства не использовались в бою столь интенсивно". Огневые позиции на египетской стороне также были перестроены: их сделали в два раза выше израильских позиций на противоположном берегу канала. Это дало египтянам важное преимущество: с новых позиций было очень удобно вести огонь по позициям израильтян, особенно по заезжающей на позиции бронетехнике. Масштаб и эффективность египетской стратегии размещения противотанковых средств в сочетании с невозможностью силами израильских ВВС осуществлять прикрытие своих войск (из-за множества батарей ПВО), явились причиной тяжёлых потерь, понесённых армией Израиля на Синайском фронте в первые дни войны.

Египетская армия приложила большие усилия для быстрого и эффективного прорыва израильской оборонительной полосы. На своём берегу канала израильтяне построили 18-метровые заграждения, сделанные, в основном, из песка. Изначально для преодоления такого рода препятствий египтяне пользовались взрывчаткой, пока один из молодых офицеров не предложил использовать для этой цели мощные водомёты. Идея понравилась командованию, и в Германии было куплено несколько мощных водомётов. Египетские войска использовали эти водомёты при пересечении Суэцкого канала, и использовали их очень успешно: водомёты быстро размыли заграждения. Первым этапом форсирования Суэцкого канала была блокировка выпускных отверстий трубопроводов, ведущих к подземным резервуарам с горючей жидкостью.

В ходе скрупулёзно отрепетированной операции объединёнными усилиями двух своих армий египетские войска продвинулись на 15 км вглубь синайской пустыни. Израильский батальон, находившийся на позициях линии Бар-Лева, столкнулся с силами, превосходящими его в несколько раз. Батальон был быстро разбит, уцелел только один укреплённый пункт под кодовым названием "Будапешт", он так и не был взят до конца войны.

Для ликвидации египетского плацдарма израильтяне задействовали 252-ю регулярную бронетанковую дивизию Авраама (Альберта) Мендлера. Первой в бой вступила 14-я бригада Амнона Решефа, после захода солнца к ней присоединились 401-я бригада Дана Шомрона и 460-я бригада Габи Амира. Однако тактика, бывшая столь успешной в 1967 году, оказалась неэффективной в 1973. Танковые атаки, без достаточной поддержки пехоты, наткнулись на замаскированные позиции египетской пехоты, насыщенные противотанковыми командами с РПГ и ракетами "Малютка". Израильские танки были отброшены с тяжёлыми потерями.

На утро 7-го октября в 252-о дивизии оставалось 103 исправных танка из 268. К этому времени Египет переправил на восточный берег канала 90 000 человек, 850 танков и 11 000 БТР, БРДМ и автомашин. В это же время начали прибывать первые части 162-й резервной дивизии Авраама Адана и 143-й резервной дивизии Ариэля Шарона. К вечеру на Синайском фронте у Израиля было 480 танков в составе трех дивизий.

Командующий израильским южным фронтом Шмуэль Гонен, пробывший в должности только 3 месяца после отставки генерала Ариэля Шарона, приказал бригаде Габи Амира контратаковать окопавшихся в районе Хизайон египтян. Контратака в районе Хизайон не сулила израильтянам ничего хорошего, так как там приближающиеся танки могли быть легко уничтожены огнём египетских ПТУР, установленных на удобных огневых позициях. Несмотря на нежелание Амира, приказ был выполнен. Результат контратаки оказался плачевным для израильтян. После полудня израильтяне снова атаковали Хазайон двумя батальонами бригады Натке Нира. В ходе этой атаки батальон Асафа Ягури потерял 16 танков из 25, сам Ягури попал в плен. Воспользовавшиcь потерями израильтян, ближе к ночи египтяне организовали собственное наступление, которое было с трудом остановлено бригадами Амира и Натке при поддержке 143-й танковой дивизии Ариэля Шарона, мобилизованного на южный фронт - Шарон остался на этой должности до окончания войны. После этого наступила пауза. В течение нескольких дней ни одна из сторон не предпринимала серьёзных и решительных действий. Египтяне остановились, выполнив первоначальную задачу - форсирование Суэцкого канала, и закрепившись на синайском берегу. Израильтяне заняли гибкую оборону и ожидали подхода резервов.

Начальник израильского Генштаба Давид Элазар сменил командующего Южным фронтом: вместо Гонена, показавшего свою некомпетентность, он вернул на должность вновь мобилизованного Хаима Бар-Лева. Между тем, опасаясь, что смена командующего во время войны плохо скажется на моральном духе войск, Элазар оставил Гонена на южном фронте в должности начальника штаба при Бар-Леве.

После нескольких дней ожидания Садат, желая улучшить положение сирийцев, отдал приказ своим генералам (в их числе Сааду Эль Шазли и министру обороны Ахмаду Исмаилу Али) готовить наступление. Генерал Саад Эль Шазли писал в своих мемуарах, что он выступал против этого решения и даже говорил Садату, что данное решение является опаснейшей стратегической ошибкой. По версии генерала, именно отстаивание этой позиции привело к тому, что его практически отстранили от командования. Египетское наступление началось 14 октября.

На следующий день, 15 октября, израильтяне начали операцию "Абирей-Лев" ("Отважные") - контратаку против египтян и пересечение Суэцкого канала. Это наступление выявило полную смену тактики, которую произвели израильтяне, ранее всецело полагавшиеся на поддержку танков и авиации. Теперь израильские пехотинцы стали проникать на позиции египетских противотанковых батарей и батарей ПВО, бессильных против пехоты.

Дивизия, возглавляемая генерал-майором Ариэлем Шароном, атаковала египтян севернее Большого Горького озера, вблизи Исмаэлии. Израильтянам удалось найти слабое звено в обороне противника - на стыке Второй египетской армии, находившейся севернее, и Третьей армии на юге. В одном из самых жестоких сражений за всю войну, "бое за Китайскую Ферму" (ирригационный проект на восточной стороне канала) израильским войскам удалось прорвать оборону египтян и выйти на берега Суэца. Небольшой отряд пересёк канал и начал наводку понтонного моста на том берегу. На протяжении 24 часов солдаты переправлялись через канал на надувных лодках без какой-либо дополнительной поддержки боевой техникой. Против египетской танковой угрозы солдаты были оснащены противотанковыми ракетами M72 LAW. К тому же, теперь, когда противовоздушная и противотанковая обороны египтян были нейтрализованы, пехота могла снова рассчитывать на танковую и воздушную поддержку.

Перед войной, опасаясь того, что израильтяне захотят пересечь канал, страны Запада решили не продавать Израилю современные средства для мостонаведения. Поэтому израильтянам пришлось отреставрировать устаревший понтонный мост времён Второй мировой войны, приобретённый на французской свалке старой военной техники. После того, как в ночь на 17 октября понтонный мост через Суэцкий канал был построен, 162 дивизия Авраама Адана переправилась по нему на египетскую сторону и начала быстро продвигаться на юг, чтобы отрезать Третьей египетской армии пути отступления и прервать пути её снабжения. В то же время дивизия выслала вперёд особые подразделения для уничтожения египетских батарей ПВО к востоку от канала. На 19 октября у израильтян было уже четыре наведённых понтонных моста. Под конец войны израильская армия была уже глубоко в тылу египтян.

Соглашение о разъединении войск на Синайском полуострове было подписано на 101-м километре дороги Каир-Суэц.

Голанские высоты, Сирия

На Голанских высотах сирийцы атаковали израильские позиции, состоящие из двух бригад и одиннадцати артиллерийских батарей, силами пяти дивизий и 188 батарей. К началу войны 180 израильских танков противостояли примерно 1300 сирийским. Таким образом, все израильские танки, находящиеся на плато, попали под первый удар. Кроме того, в самом начале боевых действий сирийцы вертолётным десантом высадили на горе Хермон группу коммандос, которая быстро захватила располагавшийся там мощный радар и систему укреплений.

Израильское командование уделяло особое внимание боям на сирийском фронте. Боевые действия на Синайском полуострове происходили достаточно далеко и поэтому не представляли для Израиля такой опасности, какую представляли для государства бои на Голанских высотах. Если же израильская оборона на Голанах была бы прорвана, то сирийские войска через несколько часов без каких-либо помех оказались бы в самом центре страны. Призванные резервисты немедленно перебрасывались на сирийский фронт. Из-за тяжести создавшегося положения резервистов "прикрепляли" к танкам и посылали на фронт сразу же после призыва, не тратя время на создание "органичных экипажей" (постоянные экипажи резервистов), установку пулемётов на танках и регулировку танковых прицелов.

Так же, как и египтяне на Синае, сирийцы старались всё время оставаться под прикрытием своих ракетных батарей ПВО, и так же, как и египтяне, сирийцы оснастили войска большим количеством противотанковых установок, применение которых, однако, оказалось не столь успешным из-за неровного, холмистого театра военных действий.

Сирийцы ожидали, что переброска израильских резервистов займёт по меньшей мере сутки. Между тем, первые резервисты начали прибывать на Голанские высоты уже через 15 часов после начала войны.

По окончании первого дня войны сирийцы, на то время численно превосходящие израильтян в отношении 9:1, достигли определённого успеха. Часть сирийских сил (танковая бригада) после преодоления израильского противотанкового рва свернула на северо-запад и начала наступать по мало используемой дороге, называемой "нефтяной дорогой" (часть функционировавшего ранее трансаравийского нефтепровода), диагонально рассекающей Голанские высоты. "Нефтяная дорога" имела важнейшее стратегическое значение: от места сирийского прорыва израильских укреплений она вела к Нафаху - там находилось не только командование израильской дивизии, но и перекрёсток стратегически важных дорог. Ночью с первого на второй день войны лейтенант Цвика Грингольд, только что прибывший на поле битвы и не прикреплённый ни к какому подразделению, сдерживал своим танком продвижение сирийской бригады, пока ему не прислали подкрепление.

На протяжении четырёх дней сражений 7-й израильская танковая бригада под командованием Януша Бен-Галя удерживала за собой цепь холмов на севере Голан. Эти холмы прикрывали с севера штаб дивизии в Нафахе. По некоторым, до сих пор не установленным причинам, сирийцы, которые были близки к захвату Нафаха, приостановили своё наступление в том направлении, позволив тем самым израильтянам укрепить свою линию обороны. Наиболее вероятным объяснением этого факта может являться то, что все планы наступления у сирийцев были просчитаны изначально, и те просто не захотели отходить от первоначального плана действий. На юге Голан положение израильтян было намного хуже: 188-я танковая бригада "Барак", занимающая позиции на местности, лишённой естественных прикрытий, несла тяжёлые потери. Командир бригады, полковник Ицхак Бен-Шохам, погиб на второй день сражения вместе со своим заместителем и начальником оперативного отдела (каждый - в своём танке), когда сирийцы отчаянно рвались к Тивериадскому озеру и Нафаху. К этому моменту бригада прекратила функционировать как единое соединение, однако, несмотря на это, уцелевшие экипажи на своих танках продолжали сражаться в одиночку.

Ситуация на Голанском плато начала коренным образом меняться после того, как начали прибывать резервисты. Прибывающие войска смогли затормозить, а потом, начиная с 8 октября, остановить сирийское наступление. Небольшие по размеру, Голанские высоты не могли служить в качестве территориального буфера, как Синайский полуостров на юге, но они показали себя серьёзным стратегическим укреплением, не позволявшим сирийцам подвергнуть бомбардировке израильские населённые пункты, находящиеся ниже. К среде 10 октября последняя сирийская боевая единица была вытеснена за "Пурпурную линию", то есть за предвоенную линию прекращения огня.

9 октября израильские ВВС начали наносить удары по главным стратегическим объектам Сирии, в этот же день "был разгромлен сирийский генштаб".

Теперь израильтянам предстояло решить - продвигаться ли вперёд, то есть, идти в наступление на сирийской территории, или остановиться на границе 1967 года. Весь день 10 октября израильское командование обсуждало этот вопрос. Многие военные стояли за прекращение наступления, так как это, на их взгляд, позволило бы перебросить многие боевые части на Синай (двумя днями ранее произошло поражение Шмуэля Гонена в районе Хизайон). Другие поддерживали наступление на сирийской территории в направлении Дамаска: этот шаг выбивал бы Сирию из войны и укрепил бы статус Израиля как региональной сверхдержавы. Противники наступления возражали, что на сирийской территории есть множество мощных оборонительных укреплений - противотанковых рвов, минных полей и ДОТов. Поэтому, говорили они, в случае, если сирийцы возобновят атаки, будет удобнее обороняться, используя преимущества Голанских высот, чем на равнинной сирийской местности.

С 11 по 14 октября израильские войска продвинулись в глубь сирийской территории, захватив территорию площадью 32 квадратных километра. С новых позиций тяжёлая артиллерия уже могла обстреливать Дамаск, находящийся в 40 км от фронта.

Посланные Ираком войска (эти дивизии оказались неприятным стратегическим сюрпризом для израильтян, которые ожидали, что будут оповещены разведкой о подобных перемещениях с точностью до суток) атаковали выступающий южный фланг израильтян, вынудив последних отступить на несколько километров, чтобы избежать окружения. 12 октября в ходе танкового боя, 50 иракских танков были уничтожены, остальные под прикрытием артиллерии отступили в беспорядке на восток. В этот же день, в сирийском тылу северо-восточнее Дамаска была уничтожена колонна иракской армии. Контратаки сирийских, иракских и иорданских войск приостановили продвижение израильской армии, но не смогли выбить израильтян из захваченного района Башан. 22 октября, после серьёзных потерь от огня укрепившихся сирийских снайперов, бойцы бригады Голани и коммандос Сайерет Маткаль отвоевали радар и укрепления на горе Хермон.

В Москву прибыл госсекретарь США Г. Киссинджер. С 20 по 22 октября он вёл переговоры с советской стороной, в результате чего был выработан проект резолюции Совета Безопасности ООН, которая 23 октября была принята за номером 338. Резолюция предусматривала немедленное прекращение огня и всех военных действий с остановкой войск на занимаемых ими 22 октября позициях. Воюющим государствам предлагалось начать переговоры с целью вывода израильских войск со всех захваченных с 1967 года территорий. Египет и Сирия поддержали резолюцию, но израильские войска продолжили наступление.

24 октября советское руководство предупредило Израиль "о самых тяжёлых последствиях" в случае его "агрессивных действий против Египта и Сирии". Одновременно Л. Брежнев послал Р. Никсону срочную телеграмму, в которой заверил американскую сторону, что в случае её пассивности по урегулированию кризиса СССР столкнётся с необходимостью "срочно рассмотреть вопрос о том, чтобы предпринять необходимые односторонние шаги". Была объявлена повышенная боеготовность 7 дивизий советских воздушно-десантных войск. В ответ в США была объявлена тревога в ядерных силах. После этого израильские войска прекратили наступление и 25 октября состояние повышенной боевой готовности в советских дивизиях и американских ядерных силах было отменено.